назад

эх, лето, лето... Vickey офисная мебель сон, вызванный полётом гранаты с последующей её активацией в творчестве А. Шикльгрубера за секунду до пробуждения Агасфера Лукича рождение новых иллюзий Нэнси утренний чай (автопортрет у окна) spira, spera... пыль 1121982 источник магистр игры Европа. Касталия. Фантом Раннее утро. Вечернее платье. Стрелка мамки наши Оттепель Окраина Но не был Фрейд Пигмалионом...

сказки близорукости      

     Несколько тысячелетий назад построены пирамиды. Стоят. Разрушаются. Ещё столько же, или пять раз по столько же - и их не будет. Дом мой построен 18 лет назад. Стоит. Ещё столько же и уж вряд ли пять раз по столько же - и не станет его. Прям как пирамиды! Тоже разваливается.

     Пирамиды строились в единственном экземпляре (каждая. Все ж разные.), и технология их стоительства практически сразу же забывалась. Таких домов, как мой - сотни. И даже если не станет этих сотен - технология не утеряется ещё долго.

    Почему?    

     Библиотека в Александрии сгорела - много погибло папирусов, тех, что были в одном-двух-десяти экземплярах. Но сколько должно сгореть библиотек, чтобы можно было сказать, что произведения Достоевского или же Пушкина утеряны безвозвратно? Это не метафора - мой дом - Достоевский или Пушкин. Нет. Просто и там, и там проявляется одна оч-чень интересная тенденция. Может быть, общая тенденция развития нашей сегодняшней цивилизации (во как громко!). Отход от материального, что ли. Человек всё дальше отрывается от своих материальных привязок и всё материальное становится менее долговечным, и более одноразовым.       Хотя бы те же бумажно-пластиковые стаканчики- тарелочки-вилочки, чуть ли не одноразовая одежда. Но при этом самое ценное переходит в сферу почти не реального. Я не держал в руках рукопись Пушкина, но я знаю его строки, я много его произведений читал. И такие ценности уже не зависят от воли того или другого индивида.

      Ты можешь облить кислотой "Данаю" Рембранта, и даже если её не восстановят, сколько останется буклетов, репродукций, фотографий, альбомов (пусть все эти носители информации примитивны и неточны, но всё же...).

    Волна идёт - мы видим движение, но ни одна капля, ни одна частичка той воды, по поверхности которой идёт волна, не движется вместе с ней, на её гребне. Но мы видим этот гребень. Вот к чему-то подобному мы идём.

     Человечество всё лучше и лучше учится сохранять нечто "нематериальное", "непощупываемое", но способное влиять на материальное - мысль. И если сравнить с живым организмом, то можно сказать, что человечество выходит из младенческого возраста - у него появляется память.  Каждый из нас что-то не может забыть, как ни старается, а что-то никак не может вспомнить. И здесь то же самое. Независимость от желания геростратов.

     Гравюра умерла при родах: благополучно разрешилась печатью и фотографией и почила. Раньше меня это как-то огорчало. А теперь - нет. Гравюра породила новые нервные клетки в организме человечества - клетки памяти. И благодаря этому самое лучшее, самое жизнеспособное и перспективное в литературе, живописи, музыке, науке и проч. и т.д. и т.п. - всё это плодится и размножается. А если и умирает, то не так внезапно и скоропостижно, как те пресловутые рукописи в Александрийской библиотеке.

     И вот - сеть. Паутина. Как закономерный и вполне логичный этап в развитии Нашей Общей Памяти...